Изобретения и изобретатели России
Изобретения и изобретатели РоссииИзобретения и изобретатели России
Изобретения и изобретатели России

ИЗОБРЕТЕНИЕ
объект промышленной собственности, которому предоставляется правовая охрана на основе патента. Изобретение должно представлять собой техническое решение, обладающее новизной, неочевидностью и производственной применимостью

Изобретения и изобретатели России
Изобретения и изобретатели России Новости российского изобретательства  
 
 
 

Барьеры для изобретателей. Ученый о том, что мешает внедрять открытия

Поддерживают ли сегодня инновационные предприятия, чем живут изобретатели, а также почему дети делятся на «физиков» и «лириков», читайте в материале «АиФ-СК».

Учёные умеют выращивать драгоценные камни.Борис Синельников. Фото из личного архива

| Досье
Борис Синельников. С отличием окончил МХТИ им. Менделеева. Доктор наук, профессор. Заслуженный деятель науки России. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Крупный ученый в области химии твердого тела и оптоэлектроники.

Чтобы технологии или изобретения ученых внедрить в производство, необходим не только запрос от общества на новые технологии, но и соответствующий уровень производства и экономики в стране. В это уверен ставропольский ученый и химик Борис Синельников.

«Например, телевидение и вертолет российские ученые изобрели еще в начале прошлого века, но тогда шла Гражданская война, в стране была разруха. Не до открытий. А спустя годы наши же изобретения пришли к нам уже из-за границы», — говорит Борис Синельников, в прошлом ректор СевКавГТУ (СКФУ).

Выживает сильнейший?

Анна Максименко, «АиФ-СК»: О науке, поддержке инновационных предприятий сейчас говорят много. А что на практике?

Борис Синельников: Наша страна вечно попадает в какие-то коллизии. Революция 1917-го, Гражданская война, Великая Отечественная война, слом всей социальной системы в 1991-м… А каждый слом системы — это падение в экономическую и социальную яму. Но многие мировые современные прорывы в науке сделаны, между прочим, благодаря открытиям русских ученых. Современные светодиодные лампы — это ведь и наше изобретение. Но мы не смогли внедрить его в жизнь, потому что тогда, в начале «нулевых», уже разрушили большинство высокотехнологичных предприятий. Средств не хватало. Нужно было поднимать военную промышленность, поддерживать социальную сферу. В 90-е, когда внедряли «либеральную» экономику, своими руками разрушили все что могли. До сих пор отечественную бытовую технику никто у нас не производит.

А у нас ведь были и свои телевизоры и холодильники!

— Можете привести примеры?

— В одной только узкой области инновационного производства материалов квантовой электроники, в которой я работаю, в СССР было более 30-ти предприятий. Сейчас их единицы.

Всего же в СССР были десятки тысяч инновационных производств, сейчас, по-видимому, только сотни. Есть у нас в России и научные идеи, и прорывные технологии, но или денег не хватает для их воплощения, или заказчика нет. Но бояться этого не стоит. Когда-то немецкие патефоны были ноу-хау. Но пришли новые технологии, и они «вымерли». Завтра-послезавтра технологии вновь эволюционируют, и с ростом экономического могущества страны, возможно, они будут уже нашими.

— Чем сегодня живут ставропольские ученые?

— Тяжело всем, но людям науки, кроме зарплаты, нужны средства для претворения в жизнь своих открытий. Чтобы купить оборудование для опытов, арендовать помещение для лаборатории. Научных грантов и других способов поддержки в нашей стране и в нашем регионе для этого явно не хватает. Так что выживает сильнейший. Тем не менее в копилке ставропольских ученых много разработок, которые уже вышли за пределы фундаментальных поисков и внедряются на производстве. — Имеете в виду ваши личные изобретения?

— Да. Наши специалисты, к примеру, разработали новые наноразмерные типы люминофоров светочувствительных материалов, которые поглощают синий компонент света — жесткое солнечное излучение, наносящее вред всем живым организмам, и превращают его в красный, который благотворен для всего живого. Если поместить эти люминофоры в парниковую пленку, это обеспечит высокую урожайность и раннее созревание овощей. Патент на наши разработки пытались купить финны и шведы.

А еще — технологии роста алмазоподобных пленок и пленок карбида кремния для устройств нового поколения электроники и производство монокристаллов алюмоиттриевого граната, из которого создают лазерные активные элементы.

Помочь таланту

— Вам, известному ученому, никогда не было тесно в Ставрополе?

— Никогда! Во-первых, я 25 лет был ректором, не мог бросить свое детище. И что бы делал в Москве? Был бы просто ученым? Я мог делать гораздо больше, пусть и на периферии. Что касается заграницы, я вообще считаю, что туда уезжают люди, которые по каким-то причинам не смогли здесь себя найти. Но я не видел ни одного человека, который в наши дни, уехав за рубеж, сказал, что ему там хорошо. Плохо там по разным причинам.

Слабое знание языка, другой менталитет. Нормальный человек, который чувствует в себе силы и видит свой потенциал, не уедет. Да, в стране было тяжело, да, научную статью написать на Западе можно было мгновенно, потому что там были великолепное оборудование и оснащение научных лабораторий, новейшие приборы. А у нас, как правило, старье. Мы тратим месяцы, чтобы провести какое-то исследование и написать научный труд.

Я не представляю свою жизнь по-другому. В Ставрополе у меня друзья, свой круг общения, коллеги, семья, родственники.

— В свое время вы много занимались молодыми талантами…

— Мы наш вуз из маленького политехнического института вырастили в большой университет. Это главное. Кроме того, у меня была мечта, которую я частично воплотил в жизнь. Мы при вузе открыли лицей для одаренных детей. К сожалению, он «рассыпался», но просуществовал 12 лет, и результаты были просто потрясающие. 40% его выпускников поступали в лучшие вузы страны, 60% — в наш университет.

Из тех детей, которые остались в крае, почти все пополнили ряды ученых. Мы специально отслеживали судьбы выпускников лицея. В школу для одаренных детей был специальный отбор. Тестирование детей проходило в три этапа. Проверяли основной «багаж» знаний, давали специфические задачи на смекалку и психологические тесты.

— Какие?

— Вот задача на смекалку из курса физики. Стоит стакан с чаем, в нем чайные листочки. Размешиваете ложкой — чаинки плавают вдоль стен, ложку вынимаете — все чаинки скапливаются в центре. Почему? Чтобы ответить, нужно знать и законы физики, и иметь неординарное мышление.

При наборе детей мы для себя сделали несколько открытий. Оказалось, что действительно абсолютно все ребята делятся на «физиков» и «лириков». Кроме этого, из поступивших в школу всегда было 5–7%, которые резко отличались от всех остальных. Это дети с выдающимися способностями, можно сказать — кандидаты в гении. И, наконец, оказалось, что таланту можно научить! Его можно «наработать». Психика ребенка очень подвижна. И ее можно изменить.

— В том, что в Ставрополе появилась церковь Сергия Радонежского, во многом ваша заслуга…

— Студенты организовали православный клуб. Он разросся, туда стали ходить и преподаватели. Я стал приглашать на такие встречи и наших священнослужителей. И однажды меня попросили выделить помещение под храм. Я не мог вузовские корпуса использовать не по назначению. Тогда решили построить храм рядом с вузом! Строили его всем миром.

А я подарил храму три старинные иконы. Купил их в антикварном магазине в Кисловодске. Когда была в Грозном война, разорили церковь, местные жители успели спасти некоторые иконы. А теперь они стоят в нашем храме людям на радость.

Анна МАКСИМЕНКО. «Аргументы и факты», 26.05.2016

на главную

© Изобретения и изобретатели России

вверх