Изобретения и изобретатели России
Изобретения и изобретатели РоссииИзобретения и изобретатели России
Изобретения и изобретатели России

ИЗОБРЕТЕНИЕ
объект промышленной собственности, которому предоставляется правовая охрана на основе патента. Изобретение должно представлять собой техническое решение, обладающее новизной, неочевидностью и производственной применимостью

Изобретения и изобретатели России
Изобретения и изобретатели России Великие российские изобретатели  
 
 
 

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ПОРОХОВЩИКОВ (1892–1941)

Российский инженер-конструктор, летчик, предприниматель. В 1911 году организовал опытную мастерскую, где построил расчалочный моноплан простейшей конструкции «Пороховщиков №1» и сам летал на нем. В 1914 году построил первый в мире успешно летавший самолет двухбалочной схемы — двухместный разведчик, название «Би-кок» №2 («Двухвостка»). Второй построенный им в 1915 году экземпляр «Бикока» был оснащен гусеничным шасси. И это тоже было сделано впервые в мире. В 1915 году создал «танк Вездеход».

Первый в мире танк — «Вездеход» Пороховщикова

Танк Пороховщикова можно считать не только первым русским танком, но и первым танком вообще, так как идея его возникла и была осуществлена раньше, чем в других странах. Кроме того, Пороховщиков во многом предвосхитил развитие танков в будущем. И если мы начали историю танка с английской машины, а не с танка Пороховщикова, то только потому, что его танк не получил применения в русской армии. Танк Пороховщикова был забыт, и о нем вспомнили лишь много лет спустя, когда танки уже широко применялись во всех армиях.



В самом начале первой мировой войны, в августе 1914 года, мастер Русско-Балтийского машиностроительного завода в Риге Пороховщиков обратился в ставку Верховного главнокомандования русской армии с предложением оригинального проекта быстроходной боевой гусеничной машины для движения по бездорожью. Тогда же он обратился в Особый комитет по усилению флота, обещая создать вездеходную бронемашину на гусеничном ходу. Никаких существенных документов Пороховщиков тогда не предоставил и лишь 9 января 1915 года после долгих проволочек на приеме у начальника снабжений Северо-Западного фронта генерала Данилова у изобретателя уже имелись готовые чертежи и смета постройки боевой машины, называемой «Вездеход».

По всей видимости, предварительные расчеты Пороховщикова пришлись по душе высшему военному руководству: кроме высокой проходимости Пороховщиков обещал и плавучесть машины. Проект одобрили — разрешение на постройку «Вездехода» было получено 13 января 1915 г., было ассигновано 9660 рублей 72 копейки, а проектные данные были оговорены в особом докладе № 8101. Наблюдение за постройкой машины вел начальник Рижского отдела по квартирному довольствию войск военный инженер-полковник Поклевский-Козелло. 1 февраля в Рижских авторемонтных мастерских завода «Руссо-Балт», что были при казармах Нижегородского пехотного полка, 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению опытного образца первого в мире танка, разработанного известным летчиком и конструктором Александром Александровичем Пороховщиковым.

Конструкция «Вездехода» была необычна. Сварной каркас опирался на одну широкую гусеницу из прорезиненной ткани, натянутую на четырех барабанах, причем передний барабан был заметно приподнят над опорной поверхностью. Пятый барабан прижимал гусеницу сверху. Задний барабан был ведущим, вращение на него передавалось через коробку передач и карданный вал от карбюраторного двигателя мощностью 10 л.с. Удельное давление на грунт должно было составлять всего около 0,05 кг/кв.см. По бокам от гусеницы помещались две колонки с небольшими колесами, которыми водитель управлял с помощью штурвала — таким образом осуществлялся разворот всего корпуса.



Машина снабжалась обтекаемым корпусом с нишей воздухозаборника впереди. Интересно, что бронирование «Вездехода» было многослойным: она состояла из лицевого цементированного 2-мм стального листа, амортизирующей прокладки из волос и водорослей, и еще одного стального листа с суммарной толщиной 8 мм.

В конструкции этого танка уже были предусмотрены все основные элементы современных боевых машин — броневой корпус, вооружение во вращающейся башне, двигатель внутреннего сгорания, гусеничный движитель. Машина снабжалась обтекаемым корпусом с нишей воздухозаборника впереди. По хорошей дороге «Вездеход» должен был двигаться на заднем барабане и колесах, а на рыхлом грунте ложиться на гусеницу. Такая схема, при относительной простоте, обладала одним глобальным недостатком  — фактически «Вездеход» мог двигаться только по прямой, поскольку поворот направляющих колес влево и вправо мог привести к их полной поломке.

Несущей конструкцией танка была сварная рама с четырьмя полыми вращающимися барабанами, вокруг которых перематывалась одна широкая гусеничная лента. Натяжение ленты регулировалось с помощью натяжного приспособления и натяжного барабана. Управление машиной осуществлялось с помощью размещенных у бортов двух поворотных рулевых колес. В танке Пороховщикова для поворота впервые были применены бортовые фрикционы — механизмы, которые в дальнейшем стали устанавливать на большинстве танков; на некоторых машинах они сохранились и до сих пор.

При движении по твердому грунту танк опирался на эти колеса и на ведущий барабан, а на мягком грунте «ложился» на гусеничную ленту. Длина машины составляла 3,6 метра, ширина — 2 метра, высота (без башни) — 1,5 метра, окончательный вес предполагался равным 3,5-4,0 тоннам, экипаж — 1 человек, пулеметное вооружение, противопульное бронирование. Двигатель мощностью 15 кВт, планетарная трансмиссия, комбинированный колесно-гусеничный движитель (одна гусеница и два управляемых колеса) обеспечивали максимальную скорость 25 км/ч..

18 мая 1915 года Пороховщиков испытал свою машину в пробеге по хорошей дороге на гусенице, переход на колеса при этом не производился. При испытании ее скорость достигала 25 км/час (такой скоростью не обладали ни английские, ни французские первые танки). После небольших доработок решили провести официальную демонстрацию «Вездехода», которая состоялась 20 июля 1915 года

Позже Пороховщиков усовершенствовал свою машину, сделав ее колесно-гусеничной: по дорогам машина двигалась на колесах и заднем барабане гусеницы, когда на ее пути встречалось препятствие — «Вездеход» ложился на гусеницу и «переползал» через него. Это опережало танкостроение того времени на несколько лет. Пороховщиков сделал корпус танка водонепроницаемым, вследствие чего он мог легко преодолевать водные преграды.

Тогда же (весной 1915 года) Пороховщиков предложил броню собственной разработки: «Броня представляет собою комбинацию из упругих и жестких слоев металла и особых вязких и упругих прокладок». Котельное железо отжигалось «по способу, составляющему секрет изобретателя», а в качестве прокладки «после громадного числа опытов» он выбрал сушеную и прессованную морскую траву. Особо подчеркивал автор дешевизну «железной брони», возможность гнуть и варить ее.

В 1916 году провел в Петрограде испытания — 29 декабря 1916 года достиг скорости 40 верст в час, что было исключительно высоким показателем.

Самой интересной разработкой Пороховщикова были форма корпуса и конструкция брони: ее сделали многослойной. Тем не менее, зимой 1916 г. военные прекратили финансирование работ. А танки с разнесенным многослойным бронированием появились лишь в начале 70-х годов XX века… Также существует версия того, что чертежи Пороховщикова были использованы британскими инженерами для своих разработок.

Опытная машина, с перерывами, продолжала испытываться до декабря 1915 г., после чего генерал-лейтенанту Коваленко было послано соответствующее донесение. В частности указывалось, что «построенный экземпляр «Вездехода» не выказал всех тех качеств, которые обусловлены докладом № 8101, например, не мог ходить по рыхлому снегу глубиной около 1 фута (30 см), а испытания хода по воде сделано не было…»

Между тем, машина Пороховщикова не считалась боевой, в виду отсутствия на ней бронирования и вооружения, и в документах она фигурировала как «самоход» — то есть автомобиль. По признанию самого конструктора, первый образец созданного им «русского танка» действительно обладал рядом недостатков, но все они являлись причинами отхода от проекта. По его мнению, можно было добиться намного лучших результатов, если бы «Вездеход» имел большее расстояние между барабанами, более мощный двигатель и рифленую гусеничную ленту.

От дальнейших работ по «Вездеходу» решили отказаться, тем более, что за это время было истрачено 18090 рублей. Военное ведомство обязало Пороховщикова вернуть в казну деньги, выделенные на постройку машины, а сам «Вездеход» отправить в ГВТУ.

Тем временем, чертежи «Вездехода» попали во Францию. Член французского Консультативного комитета по артиллерии специального назначения полковник Жан-Батист Эжен Эстьен предложил эти чертежи Луи Рено – владельцу крупнейшей во Франции автомобилестроительной фирмы. Рено, подробно ознакомившись с чертежами, отказался от покупки, мотивируя отказ отсутствием опыта постройки подобных машин. Однако русский проект был простым, как все гениальное, и Рено, обладавший отличной зрительной памятью, смог довольно точно восстановить эти чертежи, вернувшись с переговоров. Не теряя времени, Рено занялся постройкой собственного варианта русского «Вездехода». Так появился танк Renault FT-17, ставший самым массовым танком первой мировой.



Уже в 1919 году на основе Renault FT-17 был создан первый советский танк «Красное Сормово», а позднее на основе итальянского аналога FT-17 был создан и первый советский крупносерийный танк Т-18 (МС-1).

«Военное дело»

‹‹ назад

на главную

© Изобретения и изобретатели России

вверх